Величальная жениху и невесте

Исполнялись свадебные и плясовые песни. С изменением свадебных обрядов трансформировалась и их поэтическая основа. Общими историческими истоками обусловлены причитания, плачи, приуроченные к свадебным, похоронным и поминальным обрядам
Величальная жениху и невесте

Скачати 0.7 Mb.

Сторінка 1/4 Дата конвертації 17.04.2016 Розмір 0.7 Mb.

  1   2   3   4

Семейно-обрядовая поэзия — вид устно-поэтического народного творчества, сопровождающий обряды, приуроченные к основным моментам жизни человека (рождение, вступление в брак, смерть). Семейно-обрядовая поэзия , возникшая в эпоху первобытного общества, вобрала в себя древнейшие представления о возникновении жизни, взаимосвязях человека с обществом и природой. В форме ритуальных испрашиваний и оберега от злых духов Семейно-обрядовая поэзия выполняла магическую функцию умилостивления мифических покровителей. Произвольно Семейно-обрядовая поэзия делятся на родильные песни и прозаичные благопожелания, свадебные песни и причитания, похоронные и поминальные плачи. С разрушением родильной обрядности многие песни, приуроченные в прошлом к конкретным ритуальным действиям, стали забывать или интонировать в качестве колыбельных и детских потешек. Свадебные жанровые разновидности включают песни-благопожелания  и корильные песни . Благопожелания отличаются отточенностью образов, многие поэтические строфы стали пословицами и поговорками. К хоровым благопожеланиям примыкают песни свахи. Корильные песни адресованы всем участникам свадьбы (свахам, сватам, дружкам, подругам), но больше всего — невесте: согласно магическим оберегам, чем больше укоряют в день свадьбы, тем меньше поводов будет бранить её свёкру и свекрови впоследствии. Корильные песни пели особые исполнительницы, которых, как и приглашенных на свадьбу музыкантов, щедро одаривали. Исполнялись свадебные и плясовые песни. С изменением свадебных обрядов трансформировалась и их поэтическая основа. Общими историческими истоками обусловлены причитания, плачи, приуроченные к свадебным, похоронным и поминальным обрядам.

В свадебном фольклоре можно выделить пять жанров: величальные, корильные, свадебные лирические песни, причитания, приговоры.

Величальная – жениху и невесте:

Как по блюду, блюду, блюдечку,

По серебряному блюдечку,

По серебряной тарелочке

Тут катилися два яблочка,

Уж как первое-то яблочко –

Ивану Алексеевичу,

А второе-то яблочко – Марии Ивановне!

Корильная песня – свату:

У нашего свата

Некрытая хата!

Навяжем соломы,

Накроем хоромы!

Из лирических песен:

На море лебедь воду пила,

Напившись воды на берег взошла,

На берег взошла – сама всплакнула:

– Как-то я с морюшком расстануся?

Придет зима да студеная,

Выпадут снега глубокие,

Западут следы да лебедушкины –

Собрано по материалам HTTP/odnoklassniki.ru/Huliganchik prosta super/referat.ru/obryadovaya poeziya/ready
Тут-то я с морюшком расстануся!…

Из лирической песни молодой жены:

– Выкупи меня, матушка, из неволи!

– Что будет дать, дитятко?

– Сто рублей…

– Негде взять, дитятко!

Пример причитания:

Проломитесь-ка, сени новые,

Провалитесь-ка со всей свадебкой!

Ты останься одна, свашенька,

Одна свашенька, крестна матушка…

Традиционная бытовая народная песня имеет четыре жанра: лирическая, величальная, игровая и заклинальная.

Обрядовая поэзия.

Есть фольклор, связанный с подготовкой урожая (октябрь – конец июля — зимний и весенне-летний периоды). Главные обряды в это время – святочные (25.12-6.01), масленичные (8 недель до пасхи) и купальские (с 23 на 24 июня). А также фольклор, связанный с уборкой урожая (осенний период – жнивное время)

Поэзия зимнего цикла.

Пассивный обряд – гадание. Активный – колядование. И то и другое сопровождалось святочными обрядовыми песнями соответственно двух разновидностей – подблюдными песнями и колядками. Подблюдные песни (при помощи иносказаний и символов гадающим сулились богатство, благополучие, удачное замужество или, наоборот) обладают гадательным, а не заклинательным характером, однако концовка песен утверждающая, заклинающая судьбу. Это сближает их с заговорами и колядками, имеющими значение магического воздействия. Гадания могли сводиться либо к толкованию наблюдаемых человеком явлений, либо к действиям, совершаемым самими гадающими и людьми или животными по их приказанию.

Колядование – хождение молодёжи по избам, с особыми песнями, которые имеют три названия по припеву, выкликаемому колядовщиками: колядки («Ой, Коляда!»), овсени («Ой, Овсень, Таусень!») и виноградья («Виноградье, красно-зелено мое!»). Колядки очень архаичны по содержанию, которое определялось их назначением. Основной целью колядовщиков было пожелание хозяевам добра, богатства, благополучия. Некоторые колядки имеют вид величания, в них идеализированно описываются богатство и благополучие крестьянской семьи. Отличительная черта колядок величального типа – их обобщённый характер. Другая, обязательная тема, связанная с назначением колядок – просьба об угощении или вознаграждении. Во многих колядках просьба или требование угощения составляет единственное её содержание. Ещё одна тема колядок – описание хождения, поисков Коляды, магических действий колядовщиков, обрядовой еды, т.е. элементов самого обряда. Композиция колядки:

1)обращение к Коляде, поиски её колядовщиками;

2)величание, описание обряда или просьба о вознаграждении;

3)пожелание благополучия, просьба о подаянии.

Масленица и масленичные обряды.
Собрано по материалам HTTP/odnoklassniki.ru/Huliganchik prosta super/referat.ru/obryadovaya poeziya/ready

В центре праздника масленицы стоит символический образ масленицы. Сам праздник состоит из трёх

частей: встречи в понедельник, разгула или перелома в так называемый широкий четверг и прощания. Песни на масленицу можно разделить на две группы. Первая – встреча и чествование, имеет вид величаний. В них воспеваются широкая честная масленица, её яства, развлечения. Она величается полностью Авдотьей Изотьевной. Характер песен весёлый, задорный. Песни, сопровождающие проводы масленицы, несколько иные. В них говориться о наступающем посте. Поющие сожалеют, о кончающемся празднике. Здесь масленица – уже свергнутый кумир, она больше не величается, а называется непочтительно «обманщицей».

Масленицу обычно толковали преимущественно как празднование победы весны над зимой, жизни над смертью.

Весенне-летний цикл. Троицко-семитские обряды.

Первый весенний праздник – встреча весны – приходится на март. В эти дни в деревнях пекли из теста фигурки птиц (жаворонков или куликов) и раздавали их девушкам или детям. Веснянки – обрядовые лирические песни заклинательного жанра. Обряд «заклинания» весны был проникнут стремлением воздействовать на природу с целью получения хорошего урожая. Имитация полёта птиц (подкидывание жаворонков из теста) должна была вызвать прилёт настоящих птиц, дружное наступление весны. Образы весны и птиц господствуют в веснянках. Веснянкам свойственна форма диалога или обращения в повелительном наклонении. В отличие от заговора, веснянки, как и колядки , исполняются коллективно, что выражается в обращениях от имени группы людей. Весенние гуляния и игры молодёжи продолжались, начиная с красной горки, в течение апреля, мая и июня, несмотря на тяжёлые полевые и огородные работы. На этих гуляниях исполнялись протяжный игровые и хороводные песни, не имеющие обрядового значения. Их темы – семейные, любовные – раскрываются в бытовом плане.

Троицко-семитская неделя: семик – седьмой четверг после пасхи, троица – седьмое воскресенье, носящая ещё название «русальной» недели или «зелёных святок». Это девичий праздник, протекающий в окружении цветущей природы – в поле за околицей, в роще. Характер этого праздника определяется его основным образом – берёзки. Девушки, нарядно одевшись и захватив с собой угощения, шли «завивать» берёзки. Девичий праздник сопровождался ещё и гаданием. Девушки, плели венки и бросали их в реку. По далеко уплывшему, прибившемуся к берегу, остановившемуся или потонувшему венку судили об ожидавшей их участи. Гадание по венкам широко отразилось в песнях, исполнявшихся как во время гадания, так и безотносительно к нему.

Праздник Ивана Купалы. Праздник летнего солнцеворота отмечался в ночь на Ивана Купалы (с 23 на 24 июня). Это праздник «полного расцвета растительности». В купальские праздники земле не помогают, а, наоборот, стараются взять от неё всё. В эту ночь собирают целебные травы. Кто найдёт папоротник, тому, как считалось, удастся найти клад.

Похороны Костромы. В эти же сроки (перед Петровым днём, 28 июня) отмечался и праздник Ярилы или Костромы, который означал прощанье с летом до нового возрождения сил земли. Центральный эпизод обряда – похороны Ярилы, Купалы или Костромы. Образ Костромы сходен с образом Масленицы. Весёлые похороны Костромы сходны с такими же похоронами Масленицы.

Поэзия осеннего цикла.

Осенние обряды у русского народа были не так богаты, как зимние и весенне-летние. Они не имели специального календарного приурочения и сопровождают уборку урожая. Зажинки (начало жатвы), дожинки или обжинки (конец жатвы) — такая работа совершалась с помощью соседей и называлась «помочью» или «толоками»- сопровождались песнями. Но эти песни не имеют магического характера. Они связаны непосредственно с процессом труда. Ведущий мотив таких песен – обращение к жнеям. Более разнообразны же по тематике и художественным приёмам песни дожиночные. В них повествуется о жатве и обычае угощения жниц-толочан. В дожиночных песнях встречаются элементы величания богатых хозяев, хорошо угостивших жниц.

Состав и классификация семейно-бытовых обрядовых комплексов

Семейная обрядовая поэзия сопутствовала обрядам, отмечающим важнейшие события в жизни человека – рождение ребёнка, создание семьи, рекрутчину, смерть. Эти обряды, как и календарные, сопровождались исполнением поэтических произведений, одни из которых имели обрядовое происхождение, другие – более широкую сферу бытования. Произведения первого рода: причитания свадебные, рекрутские и похоронные;

Собрано по материалам HTTP/odnoklassniki.ru/Huliganchik prosta super/referat.ru/obryadovaya poeziya/ready

величальные песни, приговоры, присловья и диалоги, являются составной частью родильного, рекрутского и свадебного обрядов. Произведения второго рода: разного рода песни, частушки, загадки, пословицы.

Свадебный обряд.

Вступление в брак рассматривалось крестьянами прежде всего как хозяйственный акт родства двух семей, преследующих взаимную выгоду, и получение одной из них новой работницы и продолжательницы рода.

Свадебный обряд делился на 3 основных обряда: 1 – предсвадебный цикл (сватовство, сговор, рукобитье или пропой, зарученье, девишник, баня); 2 – свадебный обряд (сборы и благословение невесты, приезд за невестой, венчание, свадебный пир); 3 – послесвадебный (бужение молодых, отводины или отгостки). Свадебные причитания – невеста должна был оплакивать свою долю, сожалеть о девичестве и счастливой жизни в родительском доме и выражать свою недоброжелательность по отношению к жениху и его семье. Всё это находило выражение в причете – поэтическом жанре, представляющим собой лирическое излияние, монолог большого эмоционального напряжения и проникновенности, в котором традиционные поэтические образы соединяются и развиваются при помощи импровизации в яркие контрастные картины счастливой девической и несчастной замужней жизни.

Кроме причетов невесты, к свадебной поэзии относятся и песни, приуроченные к разным эпизодам свадьбы. Особым жанром свадебных песен, отличающимся своей функцией и художественной спецификой, являются величания. Величания преследовали цель наделить величаемых всеми качествами, какими должен был, по мнению крестьянина, обладать счастливый человек. Несомненна древняя магическая основа величаний, в которых желаемое выдаётся за действительное и изображается красочно и идеализированно. Величавая песня имеет описательный характер, это песня-портрет, песня-характеристика, причём не индивидуальная, а типичная. Величавой песне свойственны богато разработанная и точная символика и параллелизмы, связанные не только с понятием богатства, благополучия, счастья, но и с семейным положением величаемых. Кроме величальных песен, создающих положительные образы, на свадьбе звучали шуточные, пародийные величания – корильные песни. По смыслу и образности они пародировали настоящие величания, создавали непривлекательный, сниженный, но тоже типический портрет – хозяев, свах, дружки и т.д. Они исполнялись, когда девушки получили мало за предшествующее величание и хотели высмеять «бедность» и скупость гостей и хозяев.

Похоронный обряд.

Главный жанр обряда похорон – причитание. После констатирования смерти – причитание на тему: почему покинул, просьба встать, открыть глаза, простить обиды. Далее – плач-оповещение. При вносе пустого гроба в дом – причитание-благодарность тем, кто делал гроб. При выносе покойника причитания о том, что человек уже не вернётся. При несении на кладбище причитания, в котором сюжет схож с горем утраты плюс оповещение. При опускании в могилу причитание – просьба вернуться. При возвращении с кладбища причитание – мнимые поиски плюс плач о предвещании бед для семьи. По обычаю в день похорон ритуальный обед – поминки (тризна). Тризна не должна была восприниматься с плачем. Наоборот, надо было больше есть (воздавать честь). Третий день – похороны, поминки; девятый день – душа окончательно покидает землю; сороковой день – полное восхождение души по 40 ступеням к райским вратам. Обязательно надо посетить могилу на годовщину и в родительский день.

Причитания как жанр

Причитания могут быть свадебные, рекрутские, похоронные. Причеты не имели определенной формы и фабулы.

Рекрутский обряд – более позднего происхождения, чем свадебный и похоронный обряды. Он сложился в начале18 века, после введения Петром 1 всеобщей рекрутской повинности (1699). Проводы на «службу государеву» на 25 лет для крестьянской семьи были равносильны смерти рекрута; влекли за собой разорение и упадок хозяйства. В самой армии часты были случаи жестокой расправы над солдатами, поэтому родные рекрута причитали над ним, как над умершим. Этот обряд почти не содержал в себе магических и символических моментов (иногда рекрута заговаривали от болезней, и, особенно, от пуль).
Заговоры
Назначение заговоров, как и обрядовой поэзии, заключалось в магическом воздействии на природу. Со временем, заговор приобрёл значение заклинания словом и в связи с этим стал устойчивой поэтической формулой, построенной чаще всего на сравнении реального действия или явления с желаемым и употребляемой для достижения лечебных или иных целей. Важная черта заговора – вера в магическую силу слова. Заговоры бывают двух видов: белые – направленные на избавление от недугов и бед и содержащие

Собрано по материалам HTTP/odnoklassniki.ru/Huliganchik prosta super/referat.ru/obryadovaya poeziya/ready

элементы молитвы (знахарство)- и черные – направленные на принесение порчи, вреда, употребляемее без

молитвенных слов (колдовство, связанное с нечистой силой). Употребление заговоров в большинстве случаев соединялось либо с различными видами народной медицины, либо с символическими действиями – отголосками древней магии. По тематике заговоры делятся на 3 группы: лечебные — от болезни и болезненного состояния людей и домашних животных, а так же от порчи; хозяйственные- аграрные, скотоводческие, промысловые – от засухи, сорняков, для приручения домашних животных, охотничьи, рыболовные; имеющие целью регулировать общественные и личные отношения между людьми: любовные присушки и отсушки от недугов, для привлечения почёта или милости. Большое влияние на заговоры оказало христианство. Христианские образы целителей-святых и молитвы должны были укрепить авторитет магической формулы в пору, когда языческие верования уже забылись народом. Композиция заговоров: введение (обычно молитвенное обращение), зачин (указывающий на то, куда идёт и что делать должен заговаривающий или заговариваемый); основная часть (содержащая выражение желания, обращение-требование, диалог, действие с последующим перечислением, изгнанием болезни) и закрепки (опять молитвенное обращение ).
Обрядовой поэзией называется тот круг словесно-художественных жанров, какой сопровождает обряды.

       Обряд-это действия, имеющие по представлениям древних славян способность влиять на силы природы и вызывать хороший урожай и приплод скота, обеспечивать удачную охоту, богатство, здоровье и счастье людей.

        Календарной обрядовой поэзией называется группа обрядов и словесно- художественных жанров, связанных с народным календарём, который основывался на смене времен года и распорядка земледельческих работ. В русской обрядовой поэзии олицетворены силы природы, имеющие значения для земледельческого труда: солнце, земля, времена года (мороз, «весна-красна», лето).

          Календарные обряды и их поэзия делятся на четыре цикла соответственно четырём временам года: зимний, весенний, летний, осенний. Сущность обрядов и песен зимнего цикла состоит в том, чтобы обеспечить будущий хороший урожай и приплод скота. Первая его часть относится ко времени от рождества Христова до так называемого крещения, вторая- от крещения до масленицы и характеризуется подготовкой к весенним земледельческим работам.

           Наиболее важным моментом обряда и поэзии зимнего цикла было калядование.  В древности оно было связано с культом рождающегося солнца, а поэтому с зимним солнцестоянием и поворотом от зимы к теплу. После принятия христианства праздник Коляды совпал с празднованием рождества Христова.

           Каляда (с лат.) — первый день месяца. Главной частью калядования было хождение молодёжи со звездой по домам и прославление божества (в древности Каляды, а затем Христа). Калядование начиналось перед рождеством и заканчивалось под новый год. Оно включало в себя пение песен (калядок), основной темой которых была тема поисков Каляды и обращение к ней, величание членов семьи, дома, причём хозяина прославляли за домовитость, сына за храбрость и ловкость, дочь — за красоту, жену хозяина за умение вести дом. Калядки завершались просьбой к хозяевам дома наградить калядовщиков за их труд и песни. Таковой наградой было угощение. У всех славян колядки включают в себя, прежде всего пожелание достатка и счастья.

Польский стих
Сколько у вас в сарае колов,
Столько у вас в хлеву волов.
На поле урожай.
В дому приплод;
Всем доброго здоровья.
Счастливого доброго утра
Новый год спокойный.
Счастливый и обильный.
На телят, на ребят…
Вот характерный текст колядки (русской)
Пришла Каляда
Накануне рождества,
Дайте коровку,
Масляну головку,
А дай бог тому
Кто в этом дому,
Собрано по материалам HTTP/odnoklassniki.ru/Huliganchik prosta super/referat.ru/obryadovaya poeziya/ready

Ему рожь густа,

Рожь ужимиста;

Ему с колоса осьмина (мера зерна)

Из зерна ему коврига,

Из полузерна пирог.

Весьма интересна русская калядка, в которой есть загадочная картина какого-то массового действа, оно называется колядованием:

  

Уродилась Каляда

Накануне рождества.

За горою за крутою,

За рекою за быструю

Стоят леса дремучие,

Во тех лесах огни горят,

Огни горят пылающие.

Вокруг огней люди стоят,

Люди стоят колядуют:

» Ой Каляда, Каляда,

Ты бываешь Каляда

Накануне рождества.

      У всех славян перед рождеством и прежде всего под новый год существовал обычай гадания. Они сопровождались подблюдными песнями. «Вещее» значение каждой песни потверждалось её припевом, например:

Кому вынется — тому сбудется,

Скоро сбудется — не минуется.

       Подблюдные песни имели бытовой характер. Как и в калядках, большое место занимали символы чисто крестьянского благополучия: хлеба, зерна, полной квашни и т.д.

Итак, свадебные лирические песни являются, с одной стороны, оригинальным жанром свадебного фольклора, отличаясь от величальных и корильных песен как своей доминирующей функцией, так и поэтическим содержанием, художественной формой, с другой — представляют собой своеобразный жанр народной лирики.
Список используемой литературы.
1.     Н.И.Кравцов «Славянский фольклор» Московский госуниверситет, 1976 г.
2.     «Русское народное поэтическое творчество» Под редакцией А.М.Новиковой   Московский госуниверситет, 1976 г.
3.      Ю.Г.Круглов «Русские свадебные песни» Москва, Высшая школа, 1978 г.

Собрано по материалам HTTP/odnoklassniki.ru/Huliganchik prosta super/referat.ru/obryadovaya poeziya/ready

       В некоторых местах гадания начинались особой песней, которая была «славой хлебу»:

А эту песню мы хлебу поём,

                                                                   Слава!

Хлебу поём, хлебу честь воздаём,

                                                                   Слава!

       В подблюдных песнях, предвещавших девушке скорое замужество, широко использовались символические образы, близкие к свадебной поэзии: «голубь с голубкой», «жемчуг с яхонтом»,»золотой венец».
 Летит сокол из улицы,

                                                                   Слава!

Голубушка из другой,

                                                                   Слава!

Слеталися, целовалися,

                                                                   Слава!

Сизыми крыльями обнималися,

                                                                   Слава!

     Кроме любовного счастья подблюдные песни желали девушке богатства и благополучия в будущем её мужа. А в некоторых из них девушка изображалась и как мать большой семьи:
Сколько в небе звездочек,

Столько в лесу опеночек,

Кому песня достанется-

Тому сбудется моё!

      Подблюдные песни предвещали не только радость, богатство и счастье, но и беды, одиночество, болезни и даже смерть:
На загнетке сижу,

Долги нитки вожу,

Ёще посижу-

Ёще повожу!

(долгое девичество)
Идёт смерть по улице

Несёт блин на блюдце.

(смерть).
     Символические черты боли присущи и некоторым играм молодёжи:
И я золото хороню, хороню,

Чисто серебро хороню, хороню,

Я у батюшки в терему, в терему,

Я у матушки в высоком, высоком.

(под эту песню прятались, потом находились кольца девушек).
    Золотой цикл обрядов заканчивается Масленицей. Праздновали её в конце февраля или в начале марта. У русских этот праздник состоит из 3-х частей: встреча (понедельник), разгул или перелом в так называемый «чистый» четверг и прощание.

    Масленицу встречают шествием, напоминающем карнавал: толпы людей, веселых, крикливых, идут и едут на санях.Встречающие несут противни, сковороды, ухваты, стучат и гремят ими, приплясывают, поют песни. Впереди несут масленницу — соломенное чучело, одетое как женщина. Её водружают на ледяной горе, с которой катаются на санках. Её проводы — комическое представление, пародирующее похороны. Масленницу вывозят за село и сжигают.

     Масленница изображалась в песнях как богатая, красивая и щедрая гостья, которую народ встречал с радостью и весельем:
Наша масленница годовая,

Она гостика дорогая,

Она пешая к нам не ходит,

Всё на комонях разъезжает,

Чтоб коники были вороные,

Чтобы слуги были молодые.

    Исполнители масленичных обрядов своеобразно «заклинали солнце» и этим, по народным поверьям, вызывали его весеннее «разгорание».Традиционными стали катание «по солнцу», по кругу и устойчивый обычай печения и поедания блинов, круглая форма которых была как бы символическим «знаком» солнца.

    Обряды проводов масленицы сопровождались традиционными песнями. В одних — обращались с просьбами подольше не уходить:

А мы свою маслену провожали,

Тяжко — важко да по ней вздыхали:

-А масляна, масляна, воротися,

До самого великого дня протянися!

    В других — выражение любви к масленице сменялось проявлением радости, что её проводили:
А мы свою маслену прокатили,

В ямочку закопали,

Лежи, масленица, до налетья…
Масляница — мокрохвостка!

Поезжай домой со двора,

Отошла твоя пора!

У нас с гор потоки,

Заиграй овражки,

Выверни оглобли,

Налаживай соху!

(«Снегурочка» Островский)

    Период встречи весны по церковному календарю начинался около праздника благовещенье (25 марта) и кончался праздником Пасхи. По случаю прихода весны пекут из теста фигурки птиц (жаворонков, куликов), которые символизируют прилёт птиц. В это время пели, а скорее выкрикивали маленькие песни — веснянки.
Жаворонки прилетите,

Студёну зиму унесите,

Теплу весну принесите:

Зима нам надоела,

Весь хлеб у нас поела.

Уж вы, кулички — жаворонки,

Солетайтеся, сокликайтеся.

Весна-красна, на чём пришла?

На сошочке, на бороночке,

На лошадиной голове,

На овсяном снопочку,

На ржаном колосочку,

На пшеничном зёрнышку-у-у.

      Кулика просили «замкнуть» зиму, «отпереть» весну, тёплое лето.

Жаворонки, жаворонки,

Дайте нам лето,

А мы вам зиму,

У нас корма нету!

Жаворонки, жаворонки,

Прилетайте к нам,

Приносите нам

Весну-красну,

Красну солнышку,

Тёплу гнёздышку!

 

Чу, виль-виль

Весна пришла

На колясочках,

Зима ушла на саночках!

Жив жаворонок

По полю летает

Зёрнышки собирает,

Весну закликает!
Летел кулик

Из-за моря,

Принёс кулик

Девять замков

-Кулик, кулик

Замыкай зиму,

Отпирай весну,

Тёплое лето!

      Радостно встречаемая весна должна была принести свои дары — богатый урожай, приплод скота, удачу в хозяйственных делах.
-Весна, весна красивая!

Приди, весна, с радостью,

С радостью, с радостью,

С великой милостью:

Уроди лён высокий,

Рожь, овёс хороший!

     Вечером, накануне вербного воскресенья и благовещенья, на берегу реки собирались женщины и девушки, зажигали костёр, который символизировал весеннее «разгоранье» и водили вокруг него хоровод.
-Весна! Что ты нам принесла?

-Принесла я вам три угодия:

Первое угодьюшко — животинушка в поле,

Другое угодьюшко — с сошкой в поле.

Третье угодье — пчёлки на налете

Да еще угодьице — миру на здоровьице!

      В одной из веснянок весна приносила «скорость» женскому труду:
Пришла весна,

Пришла красна.

Чужие-то стелятся,

А наши-то белятся,

Чужие прядутся,

А наши-то ткутся!

    В веснянках пелось и о щедром весеннем солнце, о дожде:
-Солнышко-вёдрышко,

Выгляди, высвети,

Твои дети на повети

По камушкам скачут!

…Поливай весь день

На наш ячмень,

На бабью рожь,

На мужичий овёс!

    Весенние «заклятия» имели характер «оберегов» от весенних заморозков. Бросая через порог на улицу ложку киселя, хозяйка угощала им мороз:
Мороз, мороз,

Не бей наш овёс, нашу рожь,

Бей дуб да клён да бабий лён,

Да конопи как хочешь, колоти!…

    День «красной горки» был как бы днём весенней кульминации. Образ «красной горки» — олицетворение весенней красоты земли.

    Яркой и поэтичной была троица — седьмое воскресенье после пасхи. Это время в народе называлось «русальной» неделей или «зелёными святками». Этот праздник отмечал расцвет природы. Украшали крыльцо и дом зеленью, цветами, а чаще — свежими березовыми ветками. Центром праздника была берёзка, которую «завивали» и «развивали». Берёзка у русского народа олицетворяла собой весеннюю природу:

Завивайся, берёзонька,

Завивайся, кудрявая!

Мы пришли к тебе, приехали,

С вареницами, со яишницами,

С пирогами со пшеничными!
    Завитую и украшенную «берёзку» срубали и носили по деревне. Если «завивали берёзки» в лесу, то к этому присоединялся обряд «кумовства»: девушки попарно целовались между собой через венки и таким образом клялись друг другу в дружбе и любви, они становились «кумами».
 Покумимся, кума, покумимся,

Полюбимся, кума, полюбимся,

Чтобы век нам с тобой не бранится!
     В троицын день девушки шли в лес второй раз — «развивать берёзки». Если завитый девушкой венок оказывается засохшим, то это предвещало изменение в жизни. Затем девушки делали новые венки из берёзок и по дороге бросали их в воду.
Пойду — выйду я на речку, на речку,

Стану я, стану на крутом берегу;

Кину я, кину веночек на воду:

Стал мой веночек поплывать, поплывать,

Стал меня милый позабывать…
     «Завивание венков» считалось заклятьем на будущий урожай.
Завили веночки,

Завили зелёные

На годы добрые,

На жито густое,

На ячмень колосистый,

На овёс ресистый,

На гречиху чёрную,

На капусту белую.

     Когда же девушки снова шли в лес «развивать венки» и «раскумливаться», они пели:
Развили веночки,

Развили зелёные

На годы добрые,

На жито густое,

На ячмень колосистый,

На овёс ресистый,

На гречиху чёрную,

На капусту белую.

      Значение праздника Купала сводилось к обрядовой подготовке людей к близкой жатве, к сбору урожая. В его честь производились, главным образом два традиционных обряда: купание и прыганье через костёр ( очистительные обряды ).
Горела липа, горела,

Под ней панейка сидела.

Искорки на неё падали,

Парни по ней плакали

Что ж вы обо мне плачете,

Не одна я на свете,

Ведь не одна я едина,

Девушек полна деревня.

    Купала представляется живым существом то мужского, то женского пола. Он ходит по сёлам, как поётся в песнях, и приносят людям радость.
А на Купалу

Рано солнце играло.

Рано солнце

Играло на добрые годы,

На добрые годы,

На щедрые росы,

На щедрые росы,

На хлебные урожаи.

     Основная цель купальских обрядов — отогнать злых духов, чтобы они не испортили урожай перед жатвой. Средствами для этого служат огни и костры. Молодёжь ночь накануне Купалы проводила в поле.
А мы ночью мало спали,

Ведь мы поле охраняли.

     Купальские обряды включают в себя и гадание по венкам. В купальскую ночь собирают целебные травы и ищут клады (цветёт папоротник).
Чеканка у дороги,

Сорву тебя на счастье,

Чтобы мне милого привела,

Которого я напрасно ждала.

      В начале жатвы обряды были направлены на почитание первого снопа, снопа «именинника» или снопа — «деда». Сноп, нередко украшенный, торжественно приносился в деревню и хранился весь год. А также «живой матке» — колосу или колосьям с особенно крупными зёрнами. Из первых и последних колосьев на пашне завивали венки.
Говорило ядрёное жито,

В чистом поле стоя!

— Ах, не могу я в поле стояти,

Колосьями мохати,

Я только могу в поле копами,

А в гумне, в гумне стогами,

А в гумне, в гумне стогами,

В клети коробами.

А в клети, в клети коробами,

В печи пирогами,

В печи, в печи пирогами,

На столе проскурами.

      Восстановить плодородие почвы помогал обряд «завивание бороды козлу». «Козёл упоминался только символически, как олицетворение плодородия. Последняя ещё не сжатая рожь тщательно пропалывалась и завязывалась на корню в сноп, а в середину этой завязанной «бороды козла» клалось угощение — краюшка хлеба с солью.
Лежит козёл на мяже,

Дивуется бороде:

А и чья то борода,

А вся мёдом увита?

     Символизировали народную силу, трудолюбие и радость по окончанию сбора урожая:
Жали мы, жали,

Жали, пожинали:

Жней молодые,

Серпы золотые…

Ой и чьё это поле

Зажелтело, стоя?

Иваново поле

Зажелтело, стоя:

Жницы молодые,

Серпы золотые!

      Особенно радостно отмечалось само окончание жатвы как долгожданный результат годового труда.
Ох, и слава богу,

Что жито пожали,

Что жито пожали,

И в копы поклали:

На гумне стогами,

В клети — закромами,

А в печи пирогами!
     Итак, календарная поэзия —  это художественное обобщение трудового опыта крестьянина — землевладельца.

      Календарные праздники облегчали тяжёлый труд крестьян, давали им возможность отдыха, наполняя его поэзией.

семейно — бытовых обрядов основное место занимает свадебный обряд. У русских предсвадебные обряды включали в себя: сватовство, смотрины, рукобитье и запой, великую неделю, баню и девишник.

       Сватовство, или сватанье, представляло собой приход представителей семьи жениха в дом невесты. В роли сватов обычно выступали отец и старший брат жениха; нередко с ними было и особое лицо, которое и выполняло роль свата, т.е. вело переговоры с родителями невесты.

        Смотрины представляли собой второй этап предсвадебных обрядовых песен. Родственники жениха приезжали в дом невесты и смотрели её, дом, хозяйство; до этого они разузнавали о семье невесты, её зажиточности; интересовались мнением односельчан о невесте и её семье. Родители невесты тоже иногда посещали дом жениха с теми же целями. Когда всё было выяснено и если обе стороны удовлетворены, происходил сговор, совершался договор о порядке свадьбы, о расходах, о приданном невесты. Невеста в это время повязывала каждому из сватов расшитые ею полотенца, а они дарили ей подарки и угощали пряниками и конфетами.

          Рукобитье было следующим моментом свадебного обряда. Оно состояло в окончательном договоре сторон, благословении жениха и невесты, пире, когда невеста угощала родных жениха, а они обменивались с ней подарками. Рукобитье, когда били по рукам в знак окончательной договорённости, заканчивалась заручинами — обещанием выполнить все условия договора и женить невесту и жениха.

            Великая неделя представляла собой подготовку к свадьбе. Надо было приготовить невесте платье для венца, приданое, нередко невеста в сопровождении «бояр», т.е. близких людей — родных и подруг, обходила село и приглашала на свадьбу гостей, прежде всего родных. Великая неделя заканчивалась украшением деревца, плетением венка, печением каравая, а затем баней, которая кроме гигиенических целей имела магический смысл — очищение от всего злого, вредного, что могло испортить невесту или же будущую жизнь молодых.

             Перед самой свадьбой собирался девишник. Это весьма поэтическая и эмоциональная часть обряда. Невеста прощалась с родителями и подругами, прощалась с «красотой», т.е. с венком или украшенным деревцем — символами девичества. Девишник  заканчивался расплетением косы, что у восточных славян делала старшая сестра невесты или подруга, а у западных — обычно брат невесты или близкий родственник, что означало согласие всей семьи на брак.

              На следующий день после свадьбы или через день молодожёны посещали родных, начиная с родителей невесты. При этом их обычно одаривали, желали им счастья, принимали приветливо и заботливо. Так к ним должны были относиться все в течении всей их жизни.  

       Главная часть свадебного обряда — свадьба — включала в себя: приготовление невесты к венцу, приезд жениха за невестой; всё заканчивалось прощанием невесты с родителями и родным домом и благословением её отцом и матерью.

      В свадебном фольклоре можно выделить пять жанров: величальные, корильные, свадебные лирические песни, причитание и приговоры.
Величальные песни

      По обрядовой функции, поэтическому содержанию и художественным особенностям — это один из самых ярких жанров.

По своему происхождению — это магические песни.

      Строгой закреплённости величальных песен в обрядах не было.

Объектами изображения величальных песен не стали конкретные действия, они рисуют участников свадьбы.
Ой — свашенька пылка,

Пылкай поскорей,

Не мучь нашу девку:

Наша девка нежна,

В городе зродилося,

Калачами кормилася,

Мёдом поилася!
     Персонажами величальных песен являются две группы участников свадьбы: свадебные чины (жених, невеста, тысяцкий, дружка, большой боярин, средний боярин, подружье, поезжанин, сваха, сват и т.д.) и гости новобрачных.

     Художественная форма величальных песен, как и их поэтическое содержание, также жанрово обусловлена.

·        Первую композиционную форму величальных песен представляют песни-описания: они строятся на основе прямого изображения внешности величаемого и выражаемого к нему отношения.
Как у тысяцкого головка —

Ровно маковка в огороде;

А у тысяцкого бородка —

Ровно медянка на блюдце!

·        Второй формой является вопросно-ответная форма; обыкновенно песня начинается с риторического вопроса задаваемого себе поющими, а затем следует ответ, в котором изображается внешность величаемого.
—         Ещё кто у нас на свадьбе маленек,

—         Да маленек?

—         Да Пётр у нас на свадьбе всех помене…
·        В начале песен идёт риторическое восклицание, восхваляющее величаемого, а затем — основная часть, разъясняющая, почему же величаемый человек вызвал такое восхищение.
Тысяцкий хорошенек! —

На тысяцком рубашка мовчановская,

Как на тысяцком штаны бархатные…
·        Песни-обращения: от начала и до конца обращение к величаемому:

—         Уж ты винная ягодинка,

Удалой добрый молодец!

У тебя же, у молодца,

У тебя лицо белое,

Примени к снегу белому!…

·        Песни-диалоги — начинаются с просьбы к невесте рассказать о ком-либо из участников свадьбы…

—         Княгиня — душенька!

—         Скажи, пожалуй, нам,

—         Про свою гостейку!

—         У меня свет гостейка

( Такая-то)

Во любви позвана,

Во чести посажена!

·        Повествовательная часть плюс монолог или диалог. Повествовательная часть имеет три разновидности:

           s обычно изображается условный пейзаж и несколько  

                персонажей, один или два из которых обязательно

                величаемые, а другие — выражают своё отношение к ним.

На луге, луге стояли три роты,

Три роты восины:

Посредь роты ходит —

Свет Андрей Николаевич!

На нём шуба соболья,

Она крыта парчою,

Что парчою голубою!

Как бояре-то спросят:

—         Господин наш полковник,

—         Тебя кто шубой дарил? —

Али тесть, али тёща,

Что дарил государь царь.

s в повествовательной части — пейзаж; о величаемом человеке

     рассказывают или птицы или животные.

На дубочке два голубчика сидят,

Они воркуют, говорят:

—         Не было такого молодца

(Ивана Васильевича)

Ни в Казане, ни в городе!

Появился такой молодец у нас:

Он со тысячи на тысячу ступает.
   s символическое описание величаемого при помощи параллелизма:
Что у светлого у месяца

Отрастали золотые рога,

Как у князя новобрачного

Отрастали косы русые

По могучим по плечикам!

Соезжались князья да бояры,

Его кудрям дивовалися:

—         Ещё что это за кудерьки,

Ещё что это за русые!
·        Начинается с небольшой символической картины, переходящей затем в изображение величаемого.
Чёрная ягода смородинка

Прилегала по круту

Бережку! —

Прилегали кудри русые

Ко тому лицу белому,

Ко тому ль лицу румяному

Что (такого-то);

Русые кудри по плечам лежат,

Брови чёрные, как у соболя,

Очи ясны, как у сокола!

·        Символическая часть плюс реальная. Различие разновидностей этой формы:
                 а) в основе построения лежит параллелизм.

                 б) прямое разъяснение символа.

а) Эта ягодка сладка,

Земляника хороша!

Почему она сладка,

Почему хороша? —

Потому она сладка,

Потому хороша —

На угорышке росла,

Против солнышка цвела —

На восточной стороне!
б) Во саду было, во садику,

Во зелёном виноградику,

Здесь катились два яблочка,

Два яблочка, два садовые,

Садовые, медовые;

Врозь по берегу катилися,

Словно сахар рассыпалися!
1.     Среди величальных песен встречаются такие, которые совмещают в себе несколько композиционных форм.
—         Чарочка моя серебряная,

На золотом блюдечке поднесённая! —

Кому чару пить, кому выпивать?

—         Пить чару, выпивать чару Александру,

Александру Михайловичу,

Наталье, Наталье Семеновне! —

На здоровье, на здоровье, на здоровьице им.
2.     на композиции некоторых песен ощущается влияние композиции, больше характеризующей другие жанры фольклора, особенно лирическую песню.
3.     Особенность композиции во многом объясняется и характером их исполнения. Величальные песни пелись за вознаграждение, поэтому выработалась специальная форма — дополнение к величальным песням.

      Песни — дополнения исполнялись за величальной песней:

Как у дружечки бородка! —

За то его цари любят,

Господа-то почитают,

На большо место сажают!

Слышишь ли, дружка?

Тебе песню поём,

Тебе честь воздоём,

Воеводой называем! —

Воевода ты наш, воевода,

Крепок ты наш содержитель!

     Иногда величальные песни начинались с них или песенки — дополнения разбивались на части:
Спасибо, дружинушко,

Спасибо, хоробренький,

Что хорошо игриц даришь!

Дружинушко хорошенький,

Дружинушко пригоженький!

Где-то ты хорошился!

Чи в меду, чи в патоке,

Чи в наливном яблоке?

Подари, дружинушка,

Подари, хоробренький,

Не рублём, полтиною —

Золотою гривною!

     Художественные средства величальных песен, как и композиция, достаточно сложны и разнообразны. Величальные песни исполнялись хором.
     Итак:

     

1)     в центре внимания находился человек, его характеристика;

2)     все образы величальных песен можно разделить на две группы: на собственно свадебные; между ними есть определённая взаимосвязь — намечаются соотношения образов девушки и невесты, холостого парня и князя жениха и т.д. Особенно стоят образы вдовы и вдовца.

3)     Все образы (кроме вдовы и вдовца) создаются по одной схеме: изображаются внешность, одежда, богатство и т.д.

4)     Но не смотря на общую схему, персонажи между собой различаются: они своеобразны, и это зависит от их возрастной и семейной определённости.

5)     Основным принципом создания образов — принцип идеализации, находящийся в прямой зависимости от главной функции величальных песен как жанра — функции величания того или иного участника свадьбы.

6)     Обрядовая функция и поэтическое содержание величальных песен объясняют их оригинальные композиционные формы и жанровую специфику использования художественных общефольклорных средств.

Корильные песни
.

     Семья  невесты боялась потерять расположение мифических сил, которые покровительствовали семье и берегли её до этого времени. Чтобы не лишится этого расположения, надо было представить вхождение невесты в чужую семью как проявление насилия со стороны жениха.

Идёт старик с волоку,

Несёт пестерь с воробу

На Васькину голову:

Чирей с овин

Да короста с блин,

Ниточек с моточек

Да чирей на носочик,

Чашка вкруг —

Да чирей в пуп!
       Акцент в ней не на изображение человека, а на тех бедах которые призываются на его голову.

       Корильные песни исполнялись только в доме невесты

Выйди-ка, свекровья горбатая,

Встреть-ка невесту богатую!

Выдь-ка, свекровь сопливая,

Встреть-ка невесту счастливую!

      В отличие от величальных песен, корильные создают комическо-сатирический портрет величаемого, смеются над человеческими пороками. Предметом изображения является человек — его внешность, одежда, отношение к нему окружающих — принцип гротеска. Гротеск не знает только низкого и только высокого. Он мешает противоположности, сознательно создавая остроту противоречий и играя одной лишь своеобразностью…
Сам шестом

Голова пестом,

Уши ножницами,

Руки грабельками,

Ноги вилочками,

Глаза дырочками!

(про жениха)
      В корильных песнях возникает целая галерея портретов нищих, воров, обжор, пьяниц, дураков:
Дружка-вор, дружка-вор,

Дружка — воровьи глаза!

       По своим моральным качествам персонажи корильных песен противопоставлены персонажам величальных.
Бестолковый сватушко!

По невесту ехали,

В огород заехали,

Пива бочку пролили,

Всю капусту полили,

Верее молилися:

—         Верея, вереюшка!

Укажи дороженьку

По невесту ехати!
Характеристика персонажей.

1)     возрастная характеристика и семейное положение персонажа никак не сказываются на его изображении;

2)     образы обнаруживают очень большое сходство, а потому очень слабо различаются между собой. Вполне определённо можно говорить о мужском и женском персонажах. Например: песни дружке и тысяцкому отличаются только адресатом.
Тысяцкий — неумоя,

Сватушка — кукомоя!

Сунься в лоханку — умойся,

На тебе рогожку — утрися,

На тебе лопатку — молися!
Не гнися, дружка, не гнися,

Вот тебе лавочка — садися,

Вот тебе помои — умойся,

Вот тебе помело — утрися,

Вот тебе заслонка — молися!
3)     корильные песни выработали довольно устойчивый тип песни, в котором адресатом является не один человек, а коллектив.
(членам свадебного поезда)

Уж что вы, бояре, не белы

                                                                   пришли?

Чёрны, как вороны, широки

                                                                    бороды!

Сходите в кузнецы, скуйте

                                                                    топоры,

Бежите во темны леса,

Нарубите осинник, нажгите

                                                                     пепелу,

Сварите щёлоку — умойте

                                                                     головы,

 Купите бороны — расчешите

                                                                     бороды.

4)     окружающий персонажей мир  изображался фантастическим, ярким, существующим как бы вне реального пространства и времени. Корильная песня активно использует, например, приметы не городского, а крестьянского быта, причём нередко заглядывают в её тёмные уголки. В них употребляются такие детали, чтобы оттенить наиболее непривлекательные качества адресата корильных песен и выразить к нему отрицательное отношение.
      Описательность — главная композиционная особенность, так как «ругая» человека, создавали, прежде всего, его портрет.
У тебя — у богатины

На горбу грибы выросли,

На затылке — обабочки,

На загривке — синявочки!

Ты — горохово пугало:

Шалаболы болтаются,

Тебя кони пугаются!
     Сравнительно редко используется композиционная форма «повествовательная часть + монолог».
Идёт дружка на порог,

А косым глазом

В печь заглядывает:

Густа ль капуста,

Да велик ли горшок каши.

—         Ой, иди, дружка, пройди,

А мы тебя давно ждали,

Лисицами двор слали,

Сенцы — коврами,

Избу — девицами!

Вот тебе лавочка — садися,

Когда не нажрался:

Вот тебе корочка — подавися!
      Встречаются и песни — диалоги:
У нашего подженишника

Расчёсаны кудри:

А знать, его черти скубли!

—         А за что его драли,

—         А за что его лупили?

—         Что нам мёду не купили!

Способы описания персонажей.
1.способ прямого описания
Как на дружке кафтан —

Чёрт по месяцу таскал!

Как на дружке сапоги —

Они с искорками!

Они с искорками-

Пальцы выскакали!

 2. изображение участника свадьбы при помощи описания его поступков.

Как Иван-то господин

Да всё по миру ходил,

Да всё по миру ходил,

Суму новую носил;

Как у нас-то ночевал,

Он на печке спал;

Он на печке спал,

Он на полку взглянул;

Он на полку взглянул,

Блинов стопу стянул.
3.  изображение персонажа через описание тех событий, в которых  он   или участвует, или может принять участие; события эти случаются или могут случиться обязательно не по его вине.
Уж ты, тысячко, не садись к окну

Ох, сегодня у нас перелёт совы:

Полетит сова из окна в окно,

Сядет она прямо на голову,

Спустится сова потом на бороду!
4.     сами поющие накликают на голову того человека, которому поётся песня, разные беды, невзгоды.
Не (у)мытка дружко,

Не (у)мытко! —

Помойте их киселём,

Оботрите его помелом,

Положите его под полом,

Покройте его корытом,

Ой, тем корытом немытым!
       В любой корильной песне используется или один, или два, или три, а то и все четыре способа описания. В зависимости от этого они могут быть и двухчастными, и трёхчастными, и четырёхчастными.

        Корильные песни пародировали употреблявшийся в величальных песнях композиционный приём «вопрос — ответ», наполнив его другим содержанием, текст которых строился при помощи ряда вопросов, соединяющихся попарно  — «по смыслу».

—         В огороде у нас не лук ли?

У нас тысяцкий не глуп ли?

—         В огороде у нас не мак ли?

У нас тысяцкий не дурак ли?

   Антитеза — принцип оформления корильных песен.
Как у нашей-то свашеньки хорошая шаль

А у вашей-то свашеньки — мережа на голове;

Как у нашей-то свашеньки пальто хорошее,

А у вашей-то свашеньки — рыболовная гуня!

    Отрицание
Друженька не хорошенький,

Друженька не пригоженький!

Как на дружке-то кафтан

Чёрт по месяцу таскал!

     Художественные средства: оксюморон и эвфемизм.

Оксюморон показывает несуществующие в действительности предметы — способствует созданию более яркой, запоминающейся картины.
…Да и наша сваха богата:

У нашей-то свахи три рубахи:

Да перва-то рубаха дубовая,

Да друга-то рубаха смоляная,

Да третья-то рубаха крапивная…
 Эвфемизмы также способствуют более яркому, но не прямому изображению участника свадьбы и отношения к нему: скрытая ирония, юмор становится основой подтекста.
Александр, не гляди под стол! —

У нас нет мослов…

А ботинки поросячьи:

Шубка рявкает,

Шапка бряхнет

А ботинки заскагочут!

Лирические песни

          Свадебные лирические песни обрядовы по своему назначению, в выражении или вполне определённого обрядового чувства, настроения. Песни, воспроизведя обряды, могли создавать необходимый обрядово — эмоциональный колорит свадьбы.

          Свадебные лирические песни были обращены к совершаемым обрядам, но исполнители стремились выразить в песнях, прежде всего своё отношение к ним.

           По эмоциональному содержанию свадебные лирические песни подразделяются на две противоположные группы (отрицательные, положительные).

           Свадебные события могут быть расположены в определённом порядке: они дают представления о взаимоотношениях молодых до свадьбы, во время свадьбы и после неё в определённой последовательности и оценка — указывает на её цикличность.
1)     цикл — главное действующее лицо — невеста.

Смысл песен заключается в том, чтобы как можно ярче, глубже и эмоциональнее представить трагическую судьбу девушки — невесты.

Берегись, белая рыбица,

Хотят тебя рыболовнички поймать,

Во шёлковые тенеты посадить,

На двенадцать штук тебя разрубить,

На двенадцать блюд тебя разложить.
События развиваются последовательно, со всё возрастающей драматической напряжённостью. Самая последняя песня, которая венчает эту группу, рассказывает о просьбе девушке.
—         Выкупи меня, матушка, из неволи!

—         Что будет дать, дитятко?

—         Сто рублей…

—         Негде взять, дитятко!

2)     цикл. Также есть начало и конец. Но героев два — жених и невеста. Молодец спрашивает дорогу в её терем:
Ох, ты глупый, добрый молодец!

Уж, какая в терем дороженька?

Дороженька в чисто поле —

Широко, прераздольное!

          Здесь девушка радостно встречает весть о замужестве. Конец в этой группе не является неожиданным — когда уже муж спрашивает невесту, кто ей мил больше всех из роду:
—         Мил мне, милёшенек Иванушка в дому!

—         Это-то, Машенька, правда, твоя,

—         Это-то, Машенька, истинная!
          Объектом изображения в лирических свадебных песнях являлся обряд, но главным, ради чего создавались эти песни, было обрядовое чувство — выражения эмоционального отношения к свадьбе как к факту действительности.

          Тема свадьбы проходит через все свадебные песни. Среди свадебных лирических песен выделяются:

     а) лирические любовные (отношения до свадьбы)

     б) лирические семейные (после свадьбы).

а)

Через быструю речку лежит дубовая дощечка,

Что никто по этой дощечке, здесь никто не хаживал,

Что никто не хаживал, никого не важивал!

Перешел детинушка, перевёл девчоночку…
б)

Перешёл Данила-сын,

Перевёл Настасьюшку,

Перевёмши, целовал,

Целовамши миловал…
       Перевод через реку и платок-подарок — символы брака.
      Свадебная лирическая песня рассказывает о каком-нибудь одном событии из ряда событий, которые должны произойти или уже произошли с женихом и невестой.
1)      изображение событий — строго объектизировано (повествование в третьем лице единственного или множественного числа).

2)      Не нарушалась временная последовательность их исполнения в обряде — зависит от логики развития обряда и чувства.

Формы композиционного строения.

1)     повествовательная часть + монолог или диалог.

Не бывать бы ветрам, да повеяли,

Не бывать бы боярам, да понаехали,

Травушку-муравушку притолочили,

Гусей-лебедей разогнали,

Красных девушек поразослали,

Красную Анну-душу в полон взяли,

Красную Михайловну в полон взяли,

Стала тужить, плакать Анна-душа,

Стала тужить, плакать Михайловна,

Князь стал унимать, разговаривать,

Да Иван-то стал унимать, разговаривати:

—         Не плачь, не тужи, свет Анна-душа,

Не плачь, не тужи, Михайловна,

Я тебя, Анна-душа, да не силой брал,

Я ж тебя, Михайловна, да не неволею. 
2)     диалог

Среди свадебных лирических песен нет песен построенных при помощи монолога — было бы трудно различать песни и причитания.

—         Матушка! Вьётся сокол над воротами,

Сударыня! Вьется, ясен над тесовыми!

—         Дитятко, Настасья-свет, ты взойди на двор,

Милое, Михайловна, на широкий двор!

—         Матушка! Вьётся сокол — на двор летит,

—         Сударыня! Вьётся ясен — на широкий двор!

—         Дитятко, Настасья-свет, войди в горницу,

—         Милое, Михайловна, во столовую!

—         Матушка! Вьётся сокол — в горницу летит,

Сударыня! Вьется ясен — во столовую!

 

 

      3)  символическая часть + реальная.

 Два ряда образов:

            а) условные (образные);

            б) реальные.

            Поэтому изображаются две поэтические картины: условная и

            реальная.
Как летал, летал сокол,

Как летал, летал ясен —

Да по тёмным по лесам,

По высоким по горам;

Как искал, искал сокол

Соколиное гнездо,

Соколиночку себе

Златокрыльчатую,

Сизоперчатую,

Как просилась соколинка:

—         Отпусти меня, сокол,

Отпусти меня, ясен,

На свою волю летать, к своему тёплу гнезду,

К малым деточкам!

Как ездил, ездил Фёдор —

Он по всем городам,

Он по разным деревням,

Как искал, искал Петрович

Себе суженую,

Себе ряженую.

Как нашёл, нашёл Фёдор

В Онеге-городе

У Ивана во дому,

У Романовича в терему

Красну девицу душу

Лизавету хорошу;

Как просилась Лизавета:

—         Отпусти меня Фёдор,

—         Свет Петрович господин,

—         На свою волю гулять,

В гости к батюшке,

Ко сударыне-матушке!

     Свадебный обряд, который был объектом изображения в песнях, представлял собой действие — со своим началом, кульминацией и финалом.

      Необрядовая лирика не изображала действие. Но самым важным аргументом эволюции необрядовой лирики, по сравнению с обрядовой, является выработанный ею новый тип композиции, который описал С.Г.Лазутин, — «цепевидный». Песни с «цепевидной» композицией строятся на ассоциациях, полутонах. Свадебные лирические песни не знают такой композиции.

        В лирических необрядовых песнях, например, большую роль играет изображение «авторского» (исполнительского) переживания и непосредственной оценки событий действующими лицами — персонажами песни. В лирической — и особенно протяжной — песне присутствует голос как бы «стороннего» наблюдателя, своеобразного судьи её персонажей, который и высказывает своё мнение о них.

         В свадебной лирической песне нет и слов показывающих «авторское» (исполнительское) отношение к изображаемым событиям, которое в лирических необрядовых песнях выражается преимущественно в зачинах:

Ты не стой, древо, над рекой,

Не рони-ко листья на воду!

Ты не плачь, не плачь Марьюшка,

О родимой сторонушке!

          В лирических необрядовых песнях большую роль играют также концовки. Их функция подобна функции зачина: они являются «авторскими» пояснениями к изображаемым в песне событиям, их оценкой — положительной или отрицательной. Свадебные же лирические песни не имеют концовок: песни всегда начинаются с непосредственного изображения  какого-либо события, им же и кончаются.

          Итак, лирические свадебные песни строятся при помощи пяти композиционных форм, с одной стороны, сближающих эти песни с необрядовой лирикой, с другой — отличающих их от неё. Сходство двух разновидностей лирики объясняется общностью функций, различие же — тем, что свадебные песни связаны с обрядами.

  1   2   3   4
База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка
Інформація Автореферат Анализ Диплом Додаток Доклад Задача Закон Занятие Звіт Инструкция

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий