Кухарева Н. С

С. Танеев обладал большой эрудицией не только в вопросах музыки, но и в других областях знаний. Его внимание привлекали проблемы философии, истории и естествознания, изобразительного искусства и литературы
Кухарева Н. С

Скачати 1.14 Mb.

Сторінка 1/6 Дата конвертації 21.04.2016 Розмір 1.14 Mb.

  1   2   3   4   5   6

Содержание
Кухарева Н.С. Личность в контексте времени: С.И. Танеев. 5
Шагалова Е.Р. Из истории рода С.И. Танеева. 9
Прошина Н.В. Семья Танеевых. 13
Куприянова Е.В., Ежкова А. С.И. Танеев и Московская консерватория. 19
Дятлова Л.К. Нравственно-патриотическое и музыкально-эстетическое

воспитание школьников в современных условиях. 24

Богушева Н.В. Межпредметные связи на уроках «Истории искусств»

в ДМШ и ДШИ. 28

Устинова О.А. Задачи педагога в организации домашней работы ученика. 34
Егорова Г.А. Г.В. Свиридов. Страницы жизни и творчества. 39
Зорина Е.В. Некоторые аспекты вокально-хорового творчества

Георгия Свиридова. 43

Коновальчик Н.Г. С.Т. Рихтер – выдающийся пианист современности

(к 100-летию со дня рождения). 47

Колобовникова Г.Е. Петр Алексеевич Ставровский. 52
Зубковская М.Л. Мой учитель – Сергей Ростиславович Зубковский. 57
Косарева Л.Г. Баян и аккордеон во Владимире: страницы истории. 62
Покрышкин В.П. Детский оркестр баянистов и аккордеонистов

во Владимире (к 55-летию со дня основания). 67

Термета В.Г. Новогодний проект «Музыкальное Рождество» в МБОУДОД

«Детская музыкальная школа №1 им. С. И. Танеева»

города Владимира. 71
Список литературы 90
Список авторов 91

  1. С.И. Танеев – гордость земли Владимирской

1856-1915

Кухарева Н.С.
Личность в контексте времени: С.И. Танеев.

Личность С.И. Танеева исключительно многогранна, самобытна и ярка. Он вошел в историю музыки как выдающийся композитор, ученый, пианист, педагог, общественный деятель. С. Танеев обладал большой эрудицией не только в вопросах музыки, но и в других областях знаний. Его внимание привлекали проблемы философии, истории и естествознания, изобразительного искусства и литературы.

Многочисленные документы – рукописи, письма, дневники, воспоминания современников – с достаточной полнотой создают образ человека, обуздывающего стихию чувств силой разума; верящего в общественный прогресс и возможность разумного устройства человеческой жизни; поклоняющегося красоте в жизни и искусстве; способного не только определять жизненные и творческие планы, но и последовательно воплощать их на протяжении многих лет.

По отношению к С. Танееву часто и справедливо употребляют понятие «интеллектуализм». Подтверждение этому – творческий интерес к стилям, отмеченным игрой разума, – Высокому Ренессансу, позднему Барокко и Классицизму, а также обращение к жанрам и формам, в которых наиболее ярко отразились общие законы мышления, прежде всего к сонатно-симфоническим. Так прорастала идея «русской полифонии», проведенная через ряд экспериментальных работ и давшая подлинно художественные всходы в кантате «Иоанн Дамаскин»; так определился принцип монотематизма, свойственный драматургии большинства зрелых циклов.

Продуктом интеллектуализма С. Танеева выступают и методы творчества. Например, обращение к монотематизму, для которого характерна именно работа мысли, нежели «жизнь чувств». В этом случае музыкальные темы трактуются чаще в качестве тезиса, подлежащего развитию, а не как «самоценный» музыкальный образ. Отсюда – потребность в циклических формах и особая забота о финалах как итогах развития. При этом определяющим фактором выступает философская значительность музыки.

Стремление к ясности, утвердительности, к раскрытию всеобщности, закономерности, красоты – эти черты в европейском музыкальном искусстве наиболее ярко воплотились в музыке венских классиков. Чрезвычайно проницательно сказал об этом Г. Гессе: «Основные черты классической музыки: знание о трагизме человеческого бытия, приятие человеческого удела, мужество и ясность!».

Эта характеристика относится и к художественному облику С. Танеева.
Неверно было бы представлять внутренний мир композитора безмятежным, лишенным противоречий. Одной из важных движущих сил для этого художника выступает борьба между артистом и мыслителем. Первый (артист) считал естественным следовать пути П. Чайковского, то есть сочинения, рассчитанные на исполнение в концертах, писать в сложившейся манере. Так возникали романсы, первые три симфонии. Второго (мыслителя) неудержимо влекло к размышлениям, к теоретическому и историческому осмыслению композиторского творчества, к эксперименту научно-художественного характера. На этом пути возникали и «Нидерландская фантазия», и поздние циклы, и «Подвижной контрапункт строгого письма».

Во второй половине 70-х годов С. Танеев обращается к полифонии старых мастеров. Работа велась сразу в нескольких направлениях:

  • задачи в строгом стиле в церковных ладах (32 фуги);
  • упражнения в двойном контрапункте, где в качестве cantus firmus использовалась русская песня (140 небольших задач)1;
  • упражнения в двойном контрапункте, где cantus firmus – мелодии из православных певческих книг;
  • двухголосные контрапункты, взятые из Обихода;
  • вокальные четырехголосные фуги;
  • 4, 5, 6-голосные хоры без сопровождения на тексты духовного содержания.

Таким образом, уже в начале творческого пути композиторский талант С. Танеева выдвинул на первый план полифонию – как средство формообразования, как метод развития тематизма, как один из путей развития русской музыки.

Создание «Подвижного контрапункта строгого письма» – труда, систематизирующего не только применявшиеся в композиторской практике виды подвижного контрапункта, но и те, которые могут существовать, сопоставимо с созданием периодической системы Д.И. Менделеева.

С детских лет композиция представлялась С. Танееву искусством, которое можно постичь лишь путем планомерных занятий и упражнений. Он пытался проникнуть в тайны композиторского мастерства таких корифеев, как Бах, Моцарт, Бетховен. «Мне случайно попалось одно немецкое сочинение, где было описано, как Бетховен писал свои эскизы. Бетховен не писал сочинение подряд, а кусочками и записывал все, что ему приходило в голову. В этом я стараюсь ему теперь подражать» (из письма П. Чайковскому).

Бетховенский способ фиксирования творческого процесса оказался близок композиторскому мышлению С. Танеева. Полностью он сложился в процессе создания «Орестеи», об этом свидетельствуют обширные рукописные материалы оперы. «Ни одного номера не сочинять окончательно до того, как будет готов набросок целого сочинения» (из письма П. Чайковскому).

Тот же метод применен и в работе над квартетом До-мажор.
«Если сочинение должно состоять из нескольких частей, то я приступаю собственно к сочинению не ранее, чем уясню себе характер последующих частей, непременно в соотношении с начальной частью, и часто не ранее, чем для каждой из них не остановлюсь на определенных темах. В большинстве моих сочинений все части связаны общим тематическим материалом, так что приходится при выработке сочинения обдумывать то одну, то другую часть… Я чаще всего окончательную выработку начинаю с финала,…чтобы яснее видеть, к чему должны привести предшествующие части» (из письма П. Чайковскому).

Исследователи творчества С. Танеева пришли к выводу о том, что в его сочинениях претворены влияния не только классиков, но и романтиков, прежде всего – П.Чайковского. Сочетание черт музыкального романтизма и классического искусства было своего рода знамением времени. Танеевская эпоха характеризуется еще более активными, чем прежде, художественными связями русской культуры с западноевропейской.

Оценка композитором современного западного искусства неразрывно связана с его размышлениями о путях развития искусства русского. С.И. Танеев – глубоко русский художник, хотя национальная природа его творчества проявляется более опосредованно, чем у его старших (Мусоргский, Чайковский, Римский-Корсаков) и младших (Рахманинов, Стравинский, Прокофьев) современников.

Сергей Иванович придавал большое значение народной песне как источнику композиторского творчества. «Прочно только то, что своими корнями гнездится в народе», – писал он, считая главной задачей русских композиторов «способствовать созданию национальной музыки». В то же время в его собственных сочинениях ярко выраженные связи с народно-песенными интонациями отсутствуют, а бытовые фольклорные элементы он вообще считал неуместными в произведениях философского содержания. Для С.Танеева главное – в какой мере художник является сыном своей страны в определенный период ее истории, в какой мере отражает мироощущение и умонастроение современников.

Весьма индивидуален жанровый состав наследия композитора. Отсутствие программно-симфонических сочинений и балетов (в обоих случаях – нет ни одного замысла); всего одна осуществленная опера, притом крайне «нетипичная» для того времени по литературному источнику и сюжету, стоящая особняком в ряду современных ей русских опер; четыре симфонии, из которых автором опубликована одна – почти за два десятилетия до конца творческого пути. Наряду с этим – две лирико-философские кантаты (не только возрождение, но и рождение жанра), десятки хоровых сочинений. И наконец, главное – двадцать камерно-инструментальных циклов.

Выбор жанров, творческий метод – все это не характерно для современной ему русской музыкальной действительности. Несомненно, С. Танеев ближе следующей эпохе.

С.И. Танеев – выдающийся пианист своего времени. В его репертуаре ярко проявились просветительские установки: отсутствие виртуозных пьес салонного типа и исполнение высокохудожественных произведений (например, 4-й концерт и сонаты Бетховена). Он был первым исполнителем и пропагандистом новых сочинений русских композиторов, прежде всего П. Чайковского.

С.И. Танеев – талантливый ансамблист, выступавший с Л. Ауэром, Г. Венявским, А. Вержбиловичем, Чешским квартетом. Играл в фортепианном дуэте с А. Зилоти, П. Пабстом.

Он явился непосредственным преемником и продолжателем дела Н. Рубинштейна. «Это был убежденный активный мыслитель, осознававший каждый миг в процессе своего исполнительского мышления» (Б. Яворский).

Велика роль С. Танеева в развитии русского профессионального музыкального образования. Требование высокого уровня музыкально-теоретической подготовки для всех исполнительских специальностей было его основополагающей установкой.

Плеяда учеников «мирового учителя» включает большое число выдающихся деятелей музыкальной культуры. Среди них – С. Рахманинов, А. Скрябин, Н. Метнер, Р. Глиэр, Ан. Александров, Л. Николаев, А. Гольденвейзер, К. Игумнов, Б. Яворский, К. Сараджев, Н. Ладухин, Ю. Померанцев и др. «Для всех нас, его знавших и к нему стучавшихся, это был высший судия, обладавший, как таковой, мудростью, справедливостью, доступностью, простотой. Образец во всем, в каждом деянии своем, ибо, чтобы он ни делал, он делал только хорошо. Своим личным примером он учил нас, как жить, как мыслить, как работать» (С. Рахманинов).

С.И. Танеев отразил духовный мир лучшей части русской интеллигенции с ее связью с лучшим в наследии отечественной культуры и искусства, высокой этичностью, верой в светлое будущее, в «разумное, доброе, вечное».

.

Шагалова Е.Р.

Из истории рода С.И. Танеева

2015 и 2016 годы стали знаменательными для нашего города и в особенности для ДМШ №1 им. С.И. Танеева. Юбилейные даты рождения и смерти C.И. Танеева наложили отпечаток на многие события, которые проходят во Владимире, музыканты все больше обращаются к его творчеству и истории его жизни.

Великое не возникает на пустом месте, появлению гения предшествуют многие поколения. Самое раннее упоминание о Танеевых относится к 15 веку, правда кроме имени – Василий Танеев – найти пока больше ничего не удалось. Известно, что первые Танеевы были выходцами из Польши, видимо этим объясняется изображение польского воина на родовом гербе, который описывается так:

«Щит разделен перпендикулярно на три части. В первой на голубом фоне изображена в золотых латах рука с саблей, выходящая из облаков. Во второй в золотом поле Минерва со щитом и копьем. В третьей части в красном поле крестообразно положены золотой лук, сабля и золотая стрела, остроконечиями обращенные к левым углам. Щит увенчан дворянским шлемом и короной, на поверхности которой видны два черных орлиных крыла и между ними три страусовых пера. Намет на щите красного и голубого цвета, подложенный золотом. Щит с одной стороны держит лев, а с другой воин с открытой головой в польской одежде, вооруженный саблей, и в руке держит золотой лук».

Вслед за Василием в 16 веке упоминается Никифор Фролович Танеев. У него было прозвище «Кижман», что оно означает, найти не удалось, зато известно, чем он занимался. Стольник, так назывался этот уже достаточно высокий чин дворянина, в обязанности которого входило прислуживать князьям или царям во время торжественных трапез.

Говоря о родословной Танеева, стоит упомянуть имя Дементия Никифоровича. Он был сыном суздальского боярина, московским дворянином и воеводой в Юрьев-Польском. Кто хоть раз бывал в Маринино, знает, что именно благодаря Дементию Танеевы стали владельцами этих мест. Царь Василий Шуйский в 1608 году даровал ему «пустошь Маринино на речке Вязе» в Жегалинской волости Владимирского уезда «за царя Васильево московское осадное сидение», то есть за оборону Москвы от поляков. Видимо, по просьбе Дементия Никифоровича уже Михаил Романов пожаловал эту вотчину его сыну Тихону Дементьевичу.

Исследователи родословных русских дворян достаточно подробно останавливаются на многих Танеевых, мы же выделим только три крупные ветви на генеалогическом древе рода. Ветвь, которая идет от Дементия и Тихона, самая известная.

В 1676 году упоминается следующий Танеев – Лев Тихонович. Один из его сыновей служил в чине капитана в Ивангородском полку, принимал участие в войне со шведами в 1709 году. По приказу Петра I отряд из этого полка, где служил Танеев, был послан против изменников, перешедших на сторону врага. Отряд попал под сильный обстрел и многие тогда погибли, в числе погибших, вероятно, был и капитан Тимофей Львович Танеев.

Из трех его сыновей для нас, прежде всего, интересен Михаил, так как он является прадедушкой С.И. Танеева. Как многие Танеевы он был военным, в отставку ушел в чине секунд-майора. Был женат на своей пятиюродной сестре Надежде Петровне Танеевой. Их предки, Дементий и Варлаам Никифоровичи были родными братьями. Интересно, что отец Надежды Петровны, Петр Иванович Танеев, был женат на Марии Ильиничне Чириковой, брат которой – известный российский полярный исследователь и путешественник Алексей Ильич Чириков. Его можно считать первооткрывателем северо-западного побережья Северо-Американского континента. Было это в 1741 году, когда его корабль причалил южнее Аляски, и один из островов теперь носит имя Чирикова.

В свою очередь Чириковы состояли в родстве с Мусоргскими. Председатель Владимирского Танеевского общества Н. В. Прошина, пролистывая старые журналы, обнаружила, что мать Модеста Петровича, Юлия Ивановна, была урожденной Чириковой.

Сыновья Михаила Тимофеевича и Надежды Петровны выбились в известные чины. Старший, Сергей Михайлович, был другом графа Аракчеева. Говорили, что благодаря Танееву карьера графа пошла в гору, и Аракчеев стал приближенным к императору. Он также высоко ценил Танеева и помогал ему продвигаться в чинах. Дети Сергея Михайловича тоже стали высокопоставленными чиновниками.

Первый сын, Александр (первый), при помощи графа становится приближенным сначала к Александру I, затем к Николаю I, занимал очень важные государственные посты: статс-секретарь в Его Императорского Величества Канцелярии, член Комитета по крестьянским делам, возглавлял департамент гражданского ведомства и был председателем особого комитета по вопросу об удалении со службы неблагонадежных чиновников.

В свою очередь его сын, Сергей Александрович, также имел высокие звания, был награжден орденом св. Станислава I степени. После командировки в Бельгию, Германию, Францию и Швейцарию издал брошюру в виде приложения к «Журналу Министерства народного просвещения» о постановке народного образования в Европе. Сергей Александрович интересовался не только образованием, но и историей. Именно он привел в порядок архив Первого отделения, и на основе этого архива был издан «Сборник исторических материалов».

Сергей Александрович – это двоюродный брат С. И. Танеева.

Сын Сергея Александровича, Александр Сергеевич (второй), входил в ближайшее окружение Николая II и его семьи. Он занимал пост Главноуправляющего Собственного Его Императорского Величества, состоял директором РМО и почетным членом Академии Наук, был композитором. Его жена – Надежда Илларионовна Толстая, правнучка светлейшего князя М. И. Кутузова-Смоленского.

Продолжателем и последним представителем этой аристократической ветви Танеевых стал Сергей Александрович (тезка своего деда). Он служил в Министерстве внутренних дел и был назначен в должность церемониймейстера, принимал участие в торжествах по случаю 300-летия Дома Романовых. Также имел награды: ордена Св. Анны 2, 3 ,4 степеней, Св. Станислава 2 и 3 степеней. В 1917 году вместе с женой эмигрировал в США.

Интересно, также, вспомнить имя дочери Александра Сергеевича Танеева (второго) – Анну, по мужу ее фамилия была Вырубова. Она не просто входила в близкое окружение императрицы, была фрейлиной, но и считалась ближайшей и преданнейшей подругой Александры Федоровны, к тому же одной из самых горячих почитательниц Григория Распутина. После революции уехала в Финляндию, где написала автобиографическую книгу «Страницы моей жизни». В 20-е годы в СССР начал печататься «Дневник Вырубовой».

Второй сын Михаила Тимофеевича (прадеда Сергея Ивановича), Андрей Михайлович, был избран губернским предводителем дворянства, правда, живя в Маринино, редко показывался даже на собраниях во Владимире. Почти все его дети умерли в малолетстве, остался только сын Алексей. Его женой была Надежда Гавриловна Бабкина, которая состояла в родстве с Александром Сергеевичем Грибоедовым.

В свою очередь, дочь Алексея Михайловича и Надежды Гавриловны вышла замуж за Николая Никаноровича Карякина, ковровского помещика, уважаемого в уезде человека. Фамилию Карякиных в дальнейшем прославил Михаил Михайлович Карякин – известный русский бас, солист Большого и Мариинского театров.

Ну и, наконец, третий сын Михаила Тимофеевича, Илья Михайлович Танеев (дед Сергея Ивановича), служил в лейб-гвардии Преображенском полку. Назван он был в честь Ильи Ивановича Чирикова, своего деда, отца Алексея Ильича, мореплавателя, о котором уже шла речь. Бабушка Сергея Ивановича – Александра Михайловна Владыкина. Ее отец, Михаил Иванович, служил в гвардии, а уйдя в отставку, поселился в селе Русино Владимирского уезда. У Ильи Михайловича еще был брат Василий, который не был женат и жил в сельце Ваза, неподалеку от Маринино.

Мы проследили род Танеевых от Дементия Никифоровича, жившего в 17 веке. Однако у него был родной брат – Варлаам Никифорович, который являлся членом Земского собора и в 1613 году избирал Михаила Романова на престол. Варлаам служил во Владимире, а одному из его сыновей было пожаловано поместье в Орловском уезде, поэтому исследователи рода Танеевых выделяют еще одну ветвь – орловскую.

Внук Варлаама – Василий Трефилович имел сына Ивана, который был женат на Анне Гавриловне Хметевской из старинного рода князей Стародубских. Считается, что от этого рода пошли князья Пожарские и Ковровы.

Сын Ивана, Василий, занимал пост орловского губернского предводителя дворянства, а представитель следующего поколения – Сергей, скорее всего, жил в деревне. У него была главная страсть – театр, который существовал в Лебедяни в начале 1800-х годов. Его современник, некто Жихарев, вспоминал: «Сказывали, что сюда прибудет на днях труппа актеров, принадлежащих лебедянскому помещику Танееву. Если это именно та, которую я видел некогда в моем детстве на лебедянской ярмарке, то сердечно рад буду взглянуть на нее и сравнить тогдашние мои ощущения с нынешними. Эта труппа давала тогда в Лебедяни оперу « Добрые солдаты», и я до сих пор не могу забыть этой музыки».

Еще больше увлекался театром сын Сергея – Василий. Жил он в селе Архангельском Елецкого уезда, где и устроил театр, гремевший на всю Россию в течении 1840-х годов. Современники рассказывали, что у него было два театральных здания. В деревянном были все приспособления для больших представлений, а в каменном, перестроенном из барского дома, ставились благородные спектакли, в которых играл сам барин и его домочадцы. У Танеева был и оркестр, состоявший из 45 человек крепостных. Последний спектакль прошел в 1848 году, тогда давали комедию «Харьковский жених».

После разорения Василий Сергеевич уезжает служить на Кавказ, однако, где он доживал свой век неизвестно.

Театром также увлекался и его сын Сергей. В 1873 – 1877 гг. в Москве давал спектакли Общедоступный театр С. В. Танеева. Владелец театра выступал в качестве антрепренера, дирижера, драматурга и переводчика. Возможно, что первые рекламные тумбы в Москве предложил ставить именно С. В. Танеев. Также он издал историческое сочинение « Из прошлого Императорских театров (Краткий исторический очерк)». Его жена, Надежда Сергеевна Васильева, была актрисой Малого и Александрийского театров, выступала, в основном, в комедиях и водевилях.

Есть еще одна ветвь Танеевых, которая также берет начало с конца 17 века от брата Василия Трефиловича – Андрея. Эти Танеевы высоких чинов на службе не достигли, однако обогатили историю рода участием в ряде героических сражениях русского флота. Дмитрий и Александр Хрисанфовичи (праправнуки Андрея Трефиловича) служили во флоте под командованием прославленного полководца, вице-адмирала Ф. Ф. Ушакова. Они не раз принимали участие в военных операциях в Черном, Средиземном и Балтийском морях.

Здесь мы вспомнили только некоторых Танеевых, которые жили до 1917 года. К счастью, этот род не угас, и мы с удовольствием общаемся с его представителями и сегодня.

А.С. Танеев (второй) А.И. Чириков С.А. Танеев

Прошина Н.В.

Семья Танеевых.
Сергей Иванович Танеев родился во Владимире-на-Клязьме 12 ноября (по старому стилю) 1856 года. Его отец, статский советник Иван Ильич Танеев (1796-1879), не был коренным владимирцем, но имел во владении земли в Ковровском и Меленковском уездах, т.е. был владимирским помещиком. Он бывал во Владимире и раньше, но окончательно обосновался в городе в 1839 году. В тот год ему посчастливилось получить должность помощника управляющего Палатой Государственных имуществ по хозяйственному отделению. Должность была солидная, сулившая видное положение в обществе, стабильный доход. Получить её помог двоюродный брат – А.С. Танеев, к тому времени занимавший высокий пост управляющего 1-м отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярией. Отныне А.С. Танеев стал считаться благодетелем. Владимир, старший сын И.И. Танеева, позднее вспоминал: «Тон их разговора был следующий:

— Послушай, Иван Ильич!

— Что прикажете, братец?

О нём говорили в нашем доме не иначе, как с благоговением […]. Когда Александр Сергеевич ездил в своё Владимирское имение, он обыкновенно заезжал к нам и останавливался на день или два. Все Владимирские власти являлись к нему. Я видел, как губернатор и вице-губернатор, которые в обыкновенное время сидели у нас свободно и непринуждённо, развалясь в креслах, почтительно касались теперь кончика стула и сгибали спину.

В эти торжественные дни у нас бывали великолепные обеды, после обеда подавали в гостиной различные фрукты, между прочим, являлся ананас. До сих пор при виде ананаса я вспоминаю Александра Сергеевича»2. Газета «Владимирские губернские ведомости» также не могла пройти мимо таких знаменательных событий и извещала всех читателей: «В Воскресенье 5 июня прибыл сюда г. Управляющий 1 отделением Собственной Е.И.В. канцелярией и Главноуправляющий инспекторским Департаментом Гражданского ведомства Статс-Секретарь, Действительный Тайный Советник Александр Сергеевич Танеев»3.

Вероятно, Иван Ильич приехал во Владимир за несколько месяцев до открытия Палаты, чтобы осмотреться, освоиться среди местных дворян. Он посещал балы, концерты в Дворянском собрании, домашние вечера. «Отец мой был среднего роста, плотный, моложавый, настоящий сангвиник», – вспоминал В.И. Танеев. – Он был добродушен, весел, любезен, разговорчив, ловок, неутомимый танцор, очень приятен в обществе и большой чудак»4. Позднее, в своих «Записках» Елизавета Борисовна Мелехина5 также передает свои впечатления от Ивана Ильича: «Хозяин дома, уже немолодой, лет 54-х. Очень свежий, бодрый, веселый, любитель страстный музыки, боготворил свою жену, чудную, добрую»6. К тому же он с чувством играл на скрипке, ловко сочинял стихи в альбомы местных дам, не скупился на комплименты. Среди его стихов немало посвящений Лилете, Брюнете, Музе, например:

Природа в пышности цвела,

Но блеску большего желала,

И так она тебя на свет произвела,

Чтоб ты её собою украшала.

Думается, что такой человек быстро стал своим среди владимирских дворян. На одном из вечеров он встретил 17-летнюю Вареньку Протопопову. Девушка к тому времени была сиротой, жила со старшими родственницами. Её отец, Павел Андреевич, был секретарём консистории. Он обожал свою единственную дочь и не щадил издержек для её воспитания. Она говорила по-французски, играла на фортепиано, хорошо рисовала, вышивала, была рассудительна, заботлива, прекрасно вела хозяйство.

Иван Ильич, приглядевшись к понравившейся девушке, сделал ей предложение, и в 1839 году состоялась свадьба. Молодые, а разница в их возрасте составляла 26 лет, поселились в деревянном доме, доставшемся Варваре Павловне от отца. Дом был небольшой, но удобный. Со временем Танеевы его расширили, заменили мебель, обои, шторы, устроили в окнах форточки, на входной двери появился звонок. «К дому примыкал большой сад с яблонями, малиной, крыжовником, смородиной, – вспоминал старший сын В.И. Танеев. – В нём не было больших тенистых аллей, но дорожка, усаженная яблонями, была очень недурна. Вдоль забора стояли старые величественные липы»7. Любил свой дом и Сергей Танеев. Взрослым он с нежностью описывал его в письме к своему другу, композитору А.С. Аренскому: «Тебе, вероятно, известно, что я родился во Владимире […]. У нас был прекрасный дом, старинный, уютный, с большим садом. В саду была беседка с декорациями. В этой беседке раза два или три давались театральные представления, до которых брат Владимир был большой охотник. […] Я себя иногда представляю находящемся в нашем владимирском саду. Я часто забирался в кусты и ел смородину»8.

Глава семьи ходил «в присутствие», молодая жена распоряжалась по дому. В свободное от трудов праведных время заведено было музицирование. Сказать, что Иван Ильич любил музыку, было мало: она была для него – наравне с театром и поэзией – воздухом. Любые музыканты – будь то гастролирующий солист или бродячий оркестр – всегда были дорогими гостями. Это подтверждает в своих Записках и Е.Б. Мелехина: «Гость без умения играть на каком-либо инструменте далеко не такой был дорогой, как гость-музыкант»9. Без музыки не проходило и дня. Варвара Павловна аккомпанировала на фортепиано, а ее супруг играл на флейте и скрипке. Чувства переполняли его, и ему казались несущественными длительности нот, паузы, единство темпа в исполнявшемся произведении. Аккуратная Варенька не могла подолгу выносить такую игру, ведь «поймать» солиста и добиться слаженной игры было невозможно, но возразить любимому супругу она не смела.

В семье друг за другом появлялись и – увы! – умирали дети: Володя (1840), дочь Сашенька (1844-1854), Павлик (1845), Коля (1847-1848), сын Саша (1849-1855). Любящие родители тяжело переживали потери. Особенно трудно было прийти в себя после смерти двоих детей в течение 7 месяцев. Отец писал в письме своему знакомому: «До сих пор после двух потерь мы оба не можем опомниться. Мы только и делаем, что горюем, нередко и плачем вместе»10.

Однако жизнь шла вперёд, и в семье Танеевых процесс воспитания и обучения никогда не прекращался. Отец Иван Ильич сам очень любил учиться. Окончив Ярославское Демидовское Высших наук училище, три факультета Московского университета, он желал дать возможно более полное образование своим детям. К ним приглашались лучшие учителя. Начальное образование Володя и его сестра Саша получили под руководством гувернантки Анны Васильевны Ундам. О ней у В.И. Танеева остались тёплые, благодарные воспоминания. В дальнейшем Володе Танееву давали уроки учителя из гимназии.

Иван Ильич, сам владевший несколькими языками, неукоснительно требовал, чтобы дети, помимо уроков, здоровались, прощались перед сном, благодарили после трапезы на 3-х языках – латыни, немецком и французском. Взрослыми сыновья никогда не испытывали проблем с иностранными языками. Сергей Иванович, например, свободно говорил и читал на 5 языках (английский, итальянский и эсперанто он выучил сам).

Уроки музыки в семье Танеевых давал лучший учитель в городе Рихард Иванович Делич. У старшего Володи отношения с музыкой не заладились. Возможно, тут сослужили недобрую службу излишний энтузиазм и настойчивость отца, граничащие с неумолимостью. Он начал сам заниматься с 5-летним сыном, и к моменту появления Делича у Володи выработалось стойкое отвращение к музыке. «Когда подросла моя сестра, – писал В.И. Танеев, – Делич стал учить её, приезжал к нам два раза в неделю, часто обедал после урока».11 Возможно, и Павлик тоже учился музыке у Делича. Сам Иван Ильич с упоением играл на скрипке часами без устали, один или с партнёром, часто доводя его и слушателей до изнеможения. По свидетельству его старшего сына, Иван Ильич сожалел, что его поздно отдали учиться музыке, иначе он стал бы одним из величайших музыкантов.

Сашеньку Танееву в 1854 году отвезли учиться в Смольный институт благородных девиц. Благодаря хорошей подготовке А.В. Ундам она поступила сразу в средний класс института. Володя к тому времени уже год проучился в Петербургском училище правоведения, поэтому обрадовался, что теперь будет с кем поговорить о родном доме. Он навещал сестру в институте по воскресеньям. «Саша была девочка лет десяти, умная, способная, тихая, кроткая, некрасивая, почти всегда грустная», – вспоминал он. […] Худая, длинная, высокая преждевременно, в длинном голубом платье, Саша походила не на ребёнка, а почти на взрослую девушку. […] Я очень любил сестру».12 Проучившись всего 3 месяца, Саша заразилась корью и умерла в лазарете института.

А за три года до этого во Владимире приезжий артист балета г-н Балдин давал уроки бальных танцев дворянским детям. Володя учился вместе с Сашенькой, но «как и прежде я оказывал плохие успехи в хореографическом искусстве», – с досадой отмечал Владимир Иванович.13 Сестричка, напротив, танцевала хорошо, и когда Балдин устроил детский балет, то ей довелось исполнить роль юной пери, а затем и русскую пляску в паре с «Арсенькой Муравьёвым». Страстному же любителю театра Володе досталась всего-навсего роль евнуха! Наверное, сюжет балета был нелепый, декорации грубыми, костюмы детей соответствовали доходам и вкусам родителей, однако «Владимирские губернские ведомости» описали этот спектакль в самых восторженных тонах!14 Видимо, именно тогда Володю и Сашеньку сфотографировали на память о спектакле, и мы, спустя более 160-ти лет, можем заглянуть в их глаза.

Театр Танеевы любили! Пока в городе не было своего театра, Иван Ильич с Варварой Павловной ежегодно выезжали в Москву на Рождество, чтобы насладиться «театральными удовольствиями». Когда немного подрос Володя, родители стали брать его с собой. Мальчик видел на сцене знаменитых столичных артистов, и после этих поездок он просто «заболел» театром! Вместе с сестрой он играл сцены из античной трагедии Озерова, разыгрывал водевили с Сашенькой и маленьким Павликом, ложась спать, он клал под подушку любимую пьесу, участвовал в домашних спектаклях у своих приятелей. «Я прожил с 8 до 13-летнего возраста, постоянно воображая себя то в положении Эдипа, то в положении Гамлета […]. Я жил в своём особом мире, чуждый всему остальному», – признавался уже взрослым В.И. Танеев15. Для Володиных домашних спектаклей отец распорядился выстроить в саду беседку. Приезжая из Петербурга на каникулы, он собирал для представления знакомых мальчиков, девочек, роли доставались даже гувернантке. Сам он играл хорошо, с удовольствием, порой даже подумывал о карьере артиста.

Павлик рос резвым, шаловливым ребёнком и при этом, мягко говоря, находчивым. По настоянию отца он учился игре на фортепиано, но музицировать с папашей соглашался только за 25 копеек серебром в час. Во время уроков с Елизаветой Борисовной Павлик, случалось, жаловался на «головную боль», и добрая маменька тут же просила прекратить урок и погулять. Оказавшись во дворе около своей любимой конюшни, он тут же «выздоравливал». «Он знал всех лошадей в городе не только породистых, но даже и самых обыкновенных, всех кучеров и множество извозчиков. Зачастую я находила его в конюшне или каретнике толкующим с кучером о лошадях», – вспоминала Е.Б. Мелехина16. Родители собирались определить его, как и Володю, в Училище правоведения, но не решились отпустить от себя. Он окончил Владимирскую мужскую гимназию в 1863 году, а потом – получил профессию юриста.

Серёжа появился на свет, когда отцу шёл 61 год, матери – 35-й, старшим сыновьям – 16 (Владимир) и 11 (Павел). Он стал последним ребёнком в семье и утешением родителей. Спокойный, рассудительный, умный мальчик обладал к тому же и поразительным музыкальным слухом и памятью! Дирижёр местного театра Павел Диоминович Ковский, бывавший у Танеевых почти каждый день, с радостью наблюдал за талантливым ребенком. Спустя много лет, уже взрослым человеком, Сергей Иванович писал в одном из писем: «Папаша очень им интересовался, потому что Ковский играл хорошо и на скрипке, и на фортепиано. Он в то время сочинил очень хорошенькую польку, которую в мою честь назвал «Серёженька-полька», а папаша её издал. С тех пор я сохранил к Ковскому самое дружественное расположение».17 Отец гордился Серёжей, ведь он единственный из детей был наделён музыкальными способностями и охотно учился.

Первой учительницей игры на фортепиано была Маша Миропольская, дочь доктора Александра Ивановича Миропольского, друга семьи. В ту пору, а Серёже сравнялось 5 лет, когда родители решили его учить музыке, Маша была старше своего ученика всего на 8 лет. Занятия с Машей продолжались недолго. В 1861 году умер её отец, доктор А.И. Миропольский. Мать продала дом, и семья переехала в Москву.

Новой учительницей Серёжи стала молодая владимирская пианистка Варвара Ивановна Возницына. Она занималась с ним вплоть до отъезда Танеевых в Москву в 1865 году. Танеев помнил её уроки, считал, что она пробудила в нём силы, «не покидавшие его всю жизнь». Кстати, Варвара Ивановна была известна во Владимире как хорошая исполнительница и наставница музыки в Земской женской гимназии. «Владимирские губернские ведомости» сообщили о её выступлении на большом благотворительном концерте в пользу местной лютеранской церкви.18 Она играла и в ансамблях, и соло (виртуозную фантазию А.Э. Гориа). Руководителем этого «проекта» был Р.И. Делич, он же участвовал и в половине номеров, играя то на фортепиано, то на виолончели. Это совместное участие в крупном мероприятии наводит на мысль, что Варвара Ивановна, вероятно, была ученицей Рихарда Ивановича, который за почти четверть века работы во Владимире воспитал не одно поколение хороших музыкантов-любителей и сформировал высокий уровень музицирования.

Педагогическая работа В.И. Возницыной в женской гимназии была сразу же высоко оценена прессой. В декабре 1871 года19 прошёл благотворительный гимназический музыкально-литературный вечер. «Наставница музыки В.И. Возницына, – отметил репортёр, – в короткое время сумела сладить несколько трудных музыкальных пьес, разыгранных воспитанницами с замечательною отчётливостию и верностию».20

В 1866 году мама отвела Серёжу Танеева в только что открывшуюся Московскую консерваторию, и экзаменационная комиссия отметила не только несомненное и выдающееся дарование мальчика, но и работу владимирских учительниц!

Учёба давалась Серёже хорошо, уже в Москве он окончил 1 класс гимназии с похвальным листом, а Московскую консерваторию – с большой золотой медалью. Впрочем, все Танеевы любили учиться. Наверное, не зря на их фамильном дворянском гербе изображена Минерва, богиня мудрости.

Такова была владимирская дворянская семья Танеевых. Во многом – как все: работа, учёба, музыка, театр, радости, потери. Род Танеевых дал России немало храбрых и преданных Родине военных, чиновников (вплоть до самых высоких чинов), юристов (В.И. Танеев – видный российский адвокат, общественный деятель), музыкантов.

Великий композитор Сергей Иванович Танеев принес своему роду мировую известность.

Мелехина Е.Б. Танеев А.С. Миропольская М.А.

Танеев В.И. Володя и Саша Танеевы Сережа Танеев

Танеев И.И. Танеева В.П.

Танеева В.П.

Танеев И.И.
Куприянова Е.В., Ежкова А.

  1   2   3   4   5   6
База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка
Інформація Автореферат Анализ Диплом Додаток Доклад Задача Закон Занятие Звіт Инструкция

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий